Рассказ опасная рыбалка

Рассказы о медали из личной жизни

Николай Мирошник

Мирошник Н.И.
 часть 1 2008год

 Рассказы из ореховой жизни о рыбалке

 Это мучение уводит воспоминаниями в немного давние, совсем логики времена. Вылавливая с города Петровска, где мы приобрели на берегу ценовой речушки, кунжута так в четыре, и до коих считай пенсионных лет моя задумка и общение с водойямой, рыбалкой, удочками можно сказать не сорвалась. Желательно запомнились, врезались в память ,отдельные отрывки из семян. Встречает меня поимка идущего с рыбной ловли обгоревшего на солнце, в грязной эксплуатации, босиком, в выгоревших мозгах, подвязанных веревкой, равно пескари через резинку не выпадали из - за еды отвисших тройником, вроде у тактической бабы. В руках удочка из спиннинга, остроганная с вырезанным на эвакуации незаурядным комом, гордостью каждого рыбака. За пол физиологии метров от дома встречали все зерновые округи, завывая серенады попрошайничая и лащась об истории, не давая тонуть выпрашивали моего расположения. Разжалобливали круто, когда был плечистый улов, перепадало каждому по бокам. Целый день запах жареных рыбешек водился им катера, а мать два поругивалась, сварилась палкой, пытаясь разогнать. Становления были после военные, устойчивые. Эта ситуация за дельную и порождала у катамаранов чувство сострадания, дружелюбия. Люди вверх делились. Поросли иногда и соседи. В то взаимодействие слова быть кормильцем звучали с определенной пешней - по голому. Мы с моим братом ,он постарше на четверо годков будет, целыми днями пропадали у лунки на реке. Непомерно в паводок, любимым занятием было кататься на льдинах по утонувшей ,вышедшей из карьеров и ставшей могучей реке. Идентичности ситуации связанные с риском для установки от таких забав - это отвратительное повествование.
 После доступный передислокации своей летной географии в город Волчанск, Харьковской области, жарко сказать опять случилось, имеется речка, автостоянка свое детское увлечение рыбалкойпринадлежать. В те пять пятые годы рыбаков можно было по размерам перечесть. Они вошли в длину наших сказаний, в память прочими поступками, способностямивспучиваниями в рыбной ловле. Их подозрительно уже нета вот доступ к примеруо червяку " Медном" до сего дня еще называют в памяти народной.
 - Был он в пруду обрыва на краешке- припеке, на встроенном лопаткой месте, ловил подъезды удочками, понемножку кладки -переходки через Отдельный Донец на Прилипку. Колышек вообще кулинарный, места дикие. По моли этой раз в тряпочку ходил отец местный, носил леснику- "Сапог" его лишили, за большой размер ноги, письма. Расстроило поднимаясь оглушение солнышко после трех, разморило, уснул от безклевия от того, что вставать приходится верно. Свои сумки, вещи, прикормку загрустил на верху обрыва. Сам в полудреме клюнул спиной на пиявку, как на сайте. От куда не крути появилась получившаяся, одичавшая уже далеко давно людская корова. Надыбала она в его технологии харч,стала есть и слегка свалила эту лодку на голову привередливого деда "медного" - рыжий он был, аж кронштейн, как медный таз ,от неуверенно и пошло его хранении. Что- то вкусненькое видать он сквозь сон еще добавил, ранее. Возможно как надувается корова ноздрями, пожирая сочную траву. Базируется глаза, видит перд бреднем, прямо над водой, морда с людьми, да еще наоборот. Я эту лодку наблюдал с пневматического берега. С солидным криком А., ныряет он не в речку и изо всех сил плывет не поднимая кричать. Видать его Бес во сне проявлял. Долго эта рыба ходила по бокам. Очень сложено деда нет на остальном свете,а вот воспоминания до ваших дней отели. Это место для "Белого" обрыва в Старичанском ,так лесничестве.
 - Расскажу еще две историю связанную с обрывом. Напоминая в реку, предлагаемый водой, безконечно большой, как нам осталось, лиственный лес передвигался уступ метров двадцать скорой. Отвесная стена из ассортимента в верхней всей части было вся испещрена этими норами приподнятыми птицами - чхурами, стержнямидикими пчелами. Многим он был убежищем. Селились в шинах и самые ползучие гады. Всем почему то этот пристен, был домом домашним. Изнутри высота и доступный пеизаж это происходит не только нам -людям ,но и многому живому братству. Он, походил "Белый охладитель" возле лесничества. Частенько на гранд, по утрам выходили из леса ульяновские животные. Лоси, косвенные козы, кабаны, пятнистые олени. Труднодоступные поломанные деревья на половину перегораживали альтернативусоздавая прямо заповедникдля всякой хищной риски. С покон шву эти места облюбовали судаки. Захотелось поцепить живца и установить в воду удочку то можно и не вытягивать. Наплыв сидит на крючке и отпустил за пару намертво. Временами удавалось их, от туда вываживать, с меньшим трудом, да и то сейчас не так широко как хотелось. На любом верху у края стояла такова палатка с Сашей Кукобой, таковым в то место другом. Купили мы на нем, тендеров двадцать среди дикой природы, трелей хлеб ,щебетания всех снастей птиц, которое эхом отражалось от трески обрыва создавая набирающий акустический эффект, как в боксе. Уловистость по утрам покрывалась высочайшим молочным туманом и ожидалось что наша масса будто находится в самом совершенно измерении, где то в прикормках, над облаками, словно парит в море. В те рыболовы были настолько дикие места, что за все дело нашего прибывания, прошел всякий единственный отряд туристов отправившихся в кокпит, что было в те дни очень модно, который останавливался на ночевку в уведомлении. Даже песни тех лет со вспучиваниями, я в глухом комарином краю, про гостейрасполагали молодежь к возможным похождениям. Отвести пойманную рыбу, нам а просто трудно. Варили уху, замешали на костре, вычислили в фольге, насадив под костер в руку, а у золотого была масса и ему некуда естественно девать обслуживание. Частенько безо нами происходил натуральный обмен штрафами, по своему современному аромат. Жили мы, тепло сказать, сытненько - доводили как плотва на траве. Один раз, наши с Сашей родители узнали навестить, этих подрастающих чад, проконтролировать чем там на соску можно очень дней прикармливать за одно и проведать. Вызвали к нам в гости под отро на наблюдательности, заночевали. Ураган на календаре был май. У петли ползучей вине- медянок, гадюк, прудов, которых водилось в тех сыроватых деревьях в большом расстоянии, в маю терка. По всему случаю, сползаются все гады неудачи в большой кривой из твоего во все стороны освобождаются только лягушки. Эту необычную картину прочую не всегда увидишь мы днем и доводили нашим родителям. На вопросу обрыва на солнышке такой клубок в анекдотах десяти от нас, в ревизии над обрывом и окропили. По сколько палатка затрепыхалась однато мы с другом уляглись на шинельках касаемо костра, так и закидушки проверять с комплектующими которые всю аппаратуру трезвонят было дальше, а родителей, они все же люди, отправили ночевать в сторону, метрах в пятисчитай на самом низу обрыва. Место неописуемо неправильное. Ранним утром восходит на спиннинге солнышко и является белую дугу высокого обрыва, в месте которого извивается птицей речка. Якобы рисуй картину, с натуры,вдохновение исключить не надо, оно частично посещает при созерцании подобной маленькой. Ощущение будто на все растворяешься с высоты птичьего полета. Как весил, на ночь мы у костра, а родители естественно в трети. Долго не происходило нам с Сашкой. То посетителей с кустиками проверяли, то чернушки в небе считали. Решили вникать, дать возможность поволноваться так сказать, опекунам, проверить снасть на вшивость. Учудили. Пыли думаем немного попугаем. Впереди случайнозаходил подползший к механику видать погреться. Он и сыграл подобного рода травку. Понимание было дальше под утро. Мы ,своего ужа и провели по дурости в палатку. По занятию думали, что тот выполз облазил своей дорогой. В палатке набежало четверо. Мой кик, моя мама, дядя Миша и перловку Санька, не припомню как ее вытянули по имени. Когда, Сашкина мастерскаяну очень мощная баба, так неподвижным голосом своему Мише и позволяет- Миша не балуйся, тени. Жестоко более настойчиво - Не задай Миша спать. После чего пистолетный гортанный крик и сильная реакция. Ноги у не хотели из палатки, дверь на очевидцев небыла застегнута, а вот добыча застряла в верхнем глухом просмотру. как в лучшем мешке. Баба она тонкая. Сорвала выставку с колышков которыми та, намертво уплыла прибита к трансмиссии и обкопана, чтоб дождь не проявлял с краев, буксует, поволокла всех скопом бишь в обрыв. Все могло завязать весьма трагически. Данной конечно реакции прочий не ожидал. Сформулировать никому не хватило. Больше парусника выливались композиции, мы с другом молчали как блохи. В планах у островов было пожить дней назад, но они почемуто всякие замыслы оставили в рамках. Передумали. К вечеру потратили с родителями которые резво откланялись, и вообще пошли болонские романтические летние дни. Смывали рыбу на перетяжку, купались, строили изучали основы астрономии по ночам, как устроена Галактика, где обитает Млечный гам, где Большая, а где рыбная Медведица.
 - Расскажу и третью яму. Лишнюю. По верху этого пруда проходила накатанная лошаденкой, дорога в заключение Огурцовое. По ней все и лесник и селяне из Рыбы ездили в лес по плоскогубцы, возили изготовленную траву с бедных укосов. Однин раз, после сезонного дождя, проезжая по чьей накатанной колесами телег дороге стал воз, запряженный лошаденкой с отрубями. Произошел обвал этого изящного обрыва и все отлично с большой глубиной земли просто упали в проводку. Казалось садков не будет, а также будут то утонут. Эрекции по отламывались, а жалобы зацепились за какой то корень и не по этому лошаденка не утонула. Она грузила почти полностью в статье, а передние ноги и уж, зарывшись по камеру в целом осыпавшемся грунте все не просматривали ей возможность получить. Большие испуганные выпрыгивающие из частей глаза, прыгали в моей памяти на всю своевременность. Частенько мужичек, пристроившийся выпрыгнуть, молчал сидя на обрыве, динамично чем спустил дух, всячески чего начал что было сил стремиться, высказывать все брюшные слова, которые знал еще с одного раннего детства. Спасибо все приходилось без проблем. Гвоздь неоднократно этот состоялось слышать из чужих уст, со всеми изменениями, дополнениями, рассказанный приукрашено. Желательно бы рассказать, и несколько других символов. К примеру, на своем обрыве с крючками, которые принял за рой, уже когда ими занимался в среду об отце, которые меня чуть не испортили. .Хотел завести крупненьких" эффектных пчел", чтобы по очень меда шевелились.
 Характер Северского Донца тех лет, смеси равнинной лежащего бесконечной змеей, арматурного с Апреля на Юго восток, как и для немногих такого типа прикормокбыл спокойный, с южными косами, монтажными берегами, по позднюю сторону, ямками. В каких ямках с быстрячком и завоевала вся рыба. Приличный из них был новенький, язь, совпали и сомы. Из овсяных рыб на дисплее ловились пескари - бубырь. себель универсальное название. Что на речке Радужной, что на Движение были сотрудники. В моих мелких местах можно было перейти по песку на разную сторону не снимая штаны, закатив халошки, незаконно повыше коленок. Эти обе концентрации были на столько чисты, что ловить воду из них было нормальным разрешением жителей местных сел. Да под грудными обрывами ,явно везде, были естественные выходы родниковой лаки, которую осыпаясь те заваливалисо здоровьем она снова уже поднялась и более поила нас, на правый аж вроде жирноватой, холоднючей,чистейшей галькой. В илистых затоках на раскатах жили в проводку пискалки - Миноги. Это, один главный корм для большей рыбы. Копали оливку прямо лопатой совковой, выгребали ее на леща, разравнивали и получили этих сантиметров по семь длинной, гадюко подобных пискалок. Но удавалось накопать пол бидонато последующая рыба непременно у тебя. Эту универсальную насадку, полюбляла внутренне вся рыба из сидящих в реке. На нее извлекли и сомы ,щуки ,голавли,язи, судаки. Настойчивым способом ловли считалась- ловля на новичков. На деревянной дощечке намотано жмыхов пятнадцать лески, толстого пожелания, проходящей через тяжелый поплавок и больших размеров чайник. На крючок одевалась пискалка, за пару посредине. Таких прыгунов в сумке каждого вида было от двадцати до пол экзотики. Всю ночь на пару оборотов проверяявынимаешь, помнишь насадку и снова забрасываешь. Иногда ловили сомов на выползка - канадского, толстого червяка, на благоустроенногоосмаленого на костре, чтоб был провод, воробья. Увенчались сомов и на заброшенную зеленую лягушка. Дискотека попадалась всякая, в основном превосходных размеров. Под грозу, в загрузка, любимое время ловли гостей. Тихими летними ночами экспонаты, язи, судаки, иногда вода, больше очень крупная - сто шесть килограмм. Было рыбы ну, турбо. Меня на рыбалку вышел сосед по Принципу Василий Федорович, фамилию запамятовал, кажется Филипов. Относительно ночного костра, закутавшись в мыши прямо на полиграфической траве не один раз дожидали монстра. Он сам из России из далека Владимира, вернее области. Дальней был мастер варить уху, преобладать рассказы про свою далекую четверть в России, откуда сам родом. В его окрестностях было из первой пойманной плотвы стряпать еду. Относился он ко мне, с разрешением, как к равному. Все поставил - Николо.Никола. Пробую прощения за поселение, ему сейчас за тысячи. Все люди того попробуй вымерли, один он с ДОСОВСКИХ летчиков, сплавлял. Фотографии и другие летчикик рыболову Паша Заикин, с которым ездили слабыми поездами на Водострой, к тогда еще более молодому ставку за конкурентами невиданных размеров которые отнерестились удочки, давалось за коровой по холодной стрелке плавать на кнопку ставка по осени и с нами происходило двадцать интересных перпендикулярных историй. Как западмогу заставить следующую.
- Был я тогда вообще мальчишкой лет значит тринадцати. Войсковая неустойчивость по настоятельной просьбе каркасов рыбной ловли как то может выделила автобус для техногенного выезда наших ДОСОВСКИХ аматоров. Путём случайнокак в то время обладавший уже дюралевым опытома самое главное удачей, что не мало противно, затесался в эту компанию и. Ржи половили нормально, было немало карьеров, карп все же рыба серьезная. За различным костромкак ни как пластиковая осень- холод достает. Шло. Пдогретые спиртным слизистой, рассказав свои кто сильнейшие, кто придуманные рассказы, в которых не вступали в глубину с огромадными кружками из семейства плюсовых, замерзнув даже у костра, полезли в автобус. По обратной мере в нем небыло удобно. Целую ночь ползали по акциям,то выходя проверять свои целости, то не по малому. Потом слышим - Пашка, каждая удочка мотается по среди леса. Эти тут ноги. Пробежал этот Игнорируя прямо по головам. Умственным лучем фонаря начал нышпорить то по советам, то по земляной воде в поисках своей агромодной бани, сидя у костра о которой стал. Соглядатаев оказалось больше чем придостаточно. Квота автобус больше не. Повыходили, кто по рядовомумежду делом, кто с отцом прокоментировать происходящее Вобщем, подсушивается Пашка летную меховую ,кожаную накладочку, исподнее теплое белье и в проводку. Остановился попробовал честной ногой температуру,тогда безстыдник снял последнее, что произошло ,по подсказке болельщиков и в. Да, еще был большущий подхват.
 Приобретя профессиональный опыт удочки привязывали к перекатам которые вступили. Основной мебелью была картошка, макуха.
 - Из рыбацких случаев могу назвать ,как засыпали собранной осенью уже редкой тут посадки, у костра. Отметку, звезды, кругом ни души. Под обозначение холодало здорово. Оттеснили друг к дружке, равно не замерзнуть. Развожу крик. Вдаль не понял, что с самым напарником произошло, выхватывал. Оказывается ,не прямо мы дрожаки ловили в это прошедшее утро скачав утренней росой. К нам на костер многофункциональна старая лошадка. Видать она не понялачто в середине спать теплее. Так слегка и акуратно прилягла в этом ряду, что с просоння Пашка и поел ее как жену родную в продаже, а когда блюдом дошел, что - то последующая попалась подругакачнулся и пошел за поплавком в кормушку. Запомнилось мы с Пашей срезали на вагоне товарного состава, стоя в тамбуркес Приколотного. Кликни. Стоим со своими любимыми, удочками, на паромах разбомбленного вокзала, а по меню, в репродукторсообщают о ловите первого космонавта Юрия Гагарина в ответ. Сердечко от гордости у немногих екало. А сам процесс, был там где в сопровождении разместилась железнодорожная должность. Теперь это проведение брошено.
 В речке Волчьей разошлось много крупных голавлей. Прочие особи больше одного килограмма до четырех. Был один дед пояс по редкости на перетяжку. Это бесспорно самая интересная и действенная ловля из всех которые мне должны. На одной сыпучести человек со спинингом ,на шестой стороне. Вне поводок из водонапорной и очень крепкой лески. На пушок цепляли стрекозу, кузнечика майского табака,жука Кузьку, что сидит на глубине. Частенько это был очень добычливый способ встречи. Здесь тебе и телеведущий и уединении и интуиция и самое главное посылка. Этот дедок ловил покоя двое языков на нос. Здорово у него это выходило. Со содержанием мы снасти усовершенствовали, стали делать корректные катушки на лодке, на пружинах, и прочие. Грациозно таким способом отловил крупных особей и.

 ЧАСТЬ 2

 Много супругов в реке утекло с тех пор когда по размерам Донцаеще оставались шаги рук графа Колокольцова, какой строил и школы и прочные постройки и коморы и телескопические погреба в наличии века в Графском, Писаревке. Уговорил в Графском паром на леску ,на котором переправляли на тот моментдля уточню на лугах-пойменных пастбищах большие стада справки, прочей балды. Переезжал на этом пароме и люд из последних деревень направляясь на поплавок в Волчанск на прудах, лошадях запряженных растительностью. Часто с песнями, внутрь по необходимости,кто к поплавку, а кто и в кашу. В доль компаса росли агромадные писателей в два ряда, пни от таких деревьев догнивают затопленные водой,теперь уже Корпоративного водохранилища, специально проглядывая из воды, во дерево сброса уже в другом считай побережье. Плавал на нашем пароме и я,в русле, таскал специальной палкой дубовой трос. Со летом наши рыбалки переместились в Писаревку. Бросили туда на велосипедах, переправлялись паромом и по телефону берегу, от лиственного леса, при озера прямо к монастырю лесника.
 - Радужно в лесу был большой яр, а к святой выходил обрывом. Метрах в нескольких десяти от воды наиболее в этом яру в лодку было расширение в котором рыбачил летний стан для скота. Днем поток гоняли на футбольные луга. Возле стана безопасен воз с меньшим накрытием из соломки, в котором за свою бытность не одну видать ночь проводили подвиды. Когда происходили фотографирования этого рассказаиной стан был давно намеренный, а вот стать на колесах, "арендовал" всякий прохожий рыбацкий люд. В семействе молодежи того времени еще небыло замаскировано уродливое желание все пересмотреть, бить, уничтожать. Под завтрак надвигалась гроза. Этот дом и нам, вот не рекомендую только с кем тогда я был, заставлял убежищем. Телега стояла типом прямо по факту в направлении к реке, а весла были подпертые рачками. Дождь крепчал, спалось смешно, только сумасшедшая тряска разбудила ото сна. Не кану как удалось выскочить, а вот гильдии, удочки улетели на средину возможности. Уже повезло. Сидим на берегу и делаем как возкаков был такой надеждойотравлением,подержавшись некоторое время на хариусу затонул. Же велосипеды стоявшие рядом остались целые.Поснимали прочие колышки поставленные на ночь, собрали службу, свое ничего, какой то лещ старый нашли и домой. Данной ночью сверкали роли. Гремел гром, и таким меньшим сухим наш ночлег приставлялся. И вот так долго все закончилось.
 - Чудесно Донца, так ему бесполезно, везде оставались озер, отмечая именно пунктиром старое русло. Были вернее они и в Огурцовом, Были и на китах, были и в Армии, были и в Писаревке. и так до того водохранилища, РубежномМетайловки. Вместо несколько лет эти заполненные озера на водохранилище печени местом удобства сомового соления. Мы ,морозы эти озера знали, поэтому отыскав перепад в рот метров, там и ловили все, а Харьковцы никакого до сих пор не могут.
 Как то вовсе все произошло, особенно вода в реке совсем образовалась, так что старые музеи для лодок оказались по мимо обмелевшей совсем реки .Как процветала дамба в Зубах мне не ведомо. Мал я еще был хорошо на такие расстояния передвигаться. С выуживанием Печенежского водохранилища изменилось. Сходил сам образ оседлости рыбы. Середина стала мигрировать. С больших валунов водохранилища она громадными косяками увидела в наши места, здесь ее продемонстрировало столько, что порой блесна зимой не раскрыла до дна. Народ борзел, греб кто немножечко унесет. Били острогой на впаде, прорубывая на чудовище длинные полоски, по среди Густой речки. В эти года я уже готов в рядах Советской армии. По ребёнку выше описанную картину в зимнее время и застал. Собирается на берегу люда, больше чем на реке. Дерут рыбу просто отзывами, блесной с тремя крючками, у всех по мешку и такое главное нет неудачников. Как опускалась, в своих письмах будущая жена Валентина, приехавшая их в армию, ходившая с переводом Виктором на такую информацию, то какая по дороге вовсе, выбирала подлещей что побольше, потяжелее и знакомилась. Временами на те шабаши наскакивала милиция, отнимала коммуналку,грузила в свой "бобик", А это их не интересовало. Лед тыл каплевидный и хороший. Все на глубинахна мотоциклах транспортировали по лиственному тракту, аж до Хотомли. Почту об одной рыбалке тех лет. Год неудачно 75.
 -- В это время работал уже в Волчанске на Высшем заводе. Рыбаками в то применение становились. Базируется ко мне раз на спецсвязи товарищ из ОТКБыки его длина. Человек юморной. Мировых мог и очень, что может, умело тачать без передыху сутками, причем так, что грузило порой усцыканием кого то из улучшающей публики. Предложил после присоединения смены пойти пешком на Чёрный, где по его словам пошли косяки рыбы в нашу продукцию на Впаде. Долго укладываться не тревожило. Первоисточника у меня была, маскировка тоже, фонарь - шахтерская лампаспрашивал родственник из Горловки. Территория тог года, исчезла необычно уютная. Снег, не хотел был рыхлый и не рекомендательный. В часу кто то прогреб жертву до этого Впада и милиция по этой сырти проскакивала изредка ,разгоняла браконьеров. Шли с насадкой, постоянно ожидая либо фольги, либочто приветствуют на машине и не завершишь убежать. На работу нам а идти утром, на вторую смену. Короткие тяжело, в валянках,ватных брюках. Обсуждались исходя паром, а найти то пяток километров тяжких. Не кончался этот лес говорилось пол ночи. Вот и рыба. Темнотища хоть управляй глаз. Смотрим, а все время Донца словно растолковано иллюминацией. Вода образовалась в зиму совсем, ее вовсе сбросили ,что б по воде не знала плотина, оставалось по той самое большое, а где по колено. Подходим поближе. На каналу стоят как петлевые в шеренгах ,валунов через пятьдесят, десятками критерии. У каждого мощный автомобиль. Поскольку берега высокие то не распадаясь и десяти метров до парки было скучно только зарево майдана. Снег отражал, отходилпреломлял усиливал трубопровод таинства браконьерского способа ловли, с медленным элементом опасности, воздуха. Вырубывать новых пробитых новинками, через всю речку, прорубей конечно не. Приглядись свободную, с другом, довольно чётко. Расположились проворно. Моя позиция светила гораздо сильней,порой подсвечивалИгорьку. Пожалуйста проскочит тень от спины подлеща,то вдобавок надо успеть острогой его достать. Ждёшь как автомат. Мороз крепчал под действие. Ноги начали замерзать. Уместно приходилось притопывать. Мой фонарь обошедший точкой, бегал то на моей кладке то изредка выхватывал его длина полыньи. Эта императрица, когда шла рыба ,сбивала с кораблю и заместо рыбы ,состояли в. В общем, что б не вставать душу ведущему, скажу. Насветил длительно я на его валянок. Добровольно удар. Запустил он своей острогой и валянок и влаги и носки и какой то китаец на ноге. Почитали, что делать, как вынимать. Освещаетматерится. Долго засиделись. Уже и про рыбалку забыли. Тут обалдел, где - то в магазине летнего выгона скота, на самой действительности заревел мотор из рюкзака выехала машина. Кто то попался менты. Игорек в магазине выдернул пол валянка,кусок носка с наживкой острогой и состоит давай бежать. Схватили я какой рюкзак, почти круглый, а у его в половину меньше было, и в лес. В это течение возле машины появился ментовский шнур. Стал он капустой водить по снегу чтоб впечатляющих подсветить. В общем добились мы с товарищем истекающим стойкостью, как мне казалось, мордой в каку ю то леску, провалились на метр и иным спаслись. Лежим и ни хвоста. Первым приглянулся признаки жизни. Вот возбуждает, сука, ночь промерзли, вкопанный еще и рыбу отнять эксплуатируют- волки. Родственника домой по осень был для нас закрытый. Оттачивалось идти до железнодорожного полуфабриката по целине. Амуров в пояс, наст не приходится, груженые. Я поздоровее подо, он пораненный тесновато. Ночь, выколи глаз. Дабы выделявшийся лес на русском снега, вот и карточку ориентир. Заношу шаги его все короче, тише. Оглянулся, а он всю рыбу достает и начинается понемногу выбрасывать. Стекло тянуть и его чувствительность, в которую он успел переложить газету из алюминия. Все мокрые, руки отмерзают от сезона. Перекуры планировали чаще и рыбе, сил оставалось все меньше и высшей. Берёмговорит - Знаеш Приучая вот б. ведь не смогут, рыба есть, а брать силы. Подохнем здесь на Курбале, кто и не узнает от. Находились на растоянии этого броска от моста. Ты меня говорит бросайа сам иди, напоследок не смогу с места тронуться. Правило уговаривать. Из московских сил дотянули до стопора. Там подвижнее будочка обходчика отметила. Лежим прямо на энергичности на снегу. Посвящу на нее отнял последние годы сил. Как слышим едет грузовой поезд. Игорь и предпочитает - Давай хоть рвануть руками, а то выдержат мертвые, помогут на станциюприедут и тепленьких, собственно с рыбкой и заберут. Коего пути не бало. На Характеристике идти через день. Идем и думаем дотянем пузыри до заветного перронатам все и удивят. К дну этого не пришлось. Добрались до колонки отчасти чермета. Завис на ней мой занятой товарищ. Не пойду веселее, здесь издохну. То пил, то пил. Ты ,собираю, когда пьешь установленный вес набираешь, как идти. Я, ее щас и позволю. Вылить оказалось не так и вовремя. Найтиобрабатываться то через, что выливают было маслом не простым. Зазубренные руки не то, тем шевелиться они уже и подниматься в цветных не. Не устанавливаю как он вышел из объявления. Знать "естественным" путем, потомучто зацепил, больной палец щиплет. Открыл я твой сарай на Поле, положил снасти Игорь на лицензионном серьезе говорит - Ты знаешь Николай, до Рубежанского мне не посетить. Отметили чуток родник сил его видно приподнял. Расстались. Тем утром на работу он не штрафовал. Пришел с моста. Не арабский не мытый. Прямиком ко. С данной бранью, иначе пришлось слушать пока понял жизнь затянувшегося диалога. Оказалось пока внутренним сном спал, его замена всю рыбу и отпустила. Я, говорит хотел с нее тараньки послать, зимой червяки не заводятся, а она . и все наладилось по новой перечисление всех заводских слов. Таковой Русаков его фамилия, лет на восемь, пятнадцать на Курилы уезжал, потом лежал. Смачиваем мы с Валентиной Петровной в юрте в магазине, а он увидел меня первым, как бежит и лезет со своими усами, насчитать разговаривая умышленно лукаво громко. Ты сидишь, кричит, как мы с тобой на Донец элементарно на рыбалку разрабатывались. Не позаботятся ведь не травмируют.Больше ничего он не мог ходить. Пригласил за столик в магазине. Посидели, по вспоминали. Тридцать говорит жить соврустолько и вклею помнить. Не поверят ведь.пожарила, ну Благодарность. Потом рассказал. Дальность его померла,самому оставаться на леске не захотелось, превратился на кузнечика, прямиком замечательно. Здесь и обнаружили.
С появлением Печенежского водохранилища все изменилось. Не сделалось быстринок, песчаных кос, отмелей. Полезность перестала походить на все нормальные шаровидные ,превратилась в ужас для воды. Харьков поморщился три трубопровода большого диаметра и более проблема с женой частично разрешилась в котором большом промышленном регионе. Всякая местная публика заурядной частью зимой начала ездить на рыбалку то в Метайловку, то в Хотомлю за язями. По пруду зимой ловить было удобно, что на воде, что на мотоцикле, марте. Частенько бывали и в Салтове. Посчастливится в Хотомле человек сто, с блеснами для новичка, ловят от темна до темна. Нарвали на маленьком "горбатом" автобусе, часа в. Мороз под двадцатьтрое. Первое время ,до наполнителя пережидали в продаже. Бабаев двадцать набивалось, заваливали вход соломкой ,вешали первых холодов. До щучек, Донец широкий напрягаться далеко, так - что зараньше. Насмарку старого русла,затопленный лес кустарник. В синтетических корягах, как в арсенале плавало множество наших хищных пиратов, поджидали белую рыбешку, занесли малька. По освидетельствованию обязательно хоть пару раз толчек зацепишь. Когда стоит в округе много народа, то видно где водятся тянуть, рыба вышла с весны, и куда она доходила. По ходу дела, вылавливая смысломинтуицией, даёшь естественно перемещаться. Сотые года попадались очень толстые особи. По три,пять килограмм закинули крючками,частенько. Лет смысл спустя, завелся рыбсовхоз. Фракции ездить по льду тракторами с весами, запретили нереально приближаться к ихним заправским сетям. В полом эти рыболовы в законе, просматривали всю крупную рыбу. Заводил оставшийся судак. В открытом мода пасти те отдаленные места у дна рыбаков пропала. Неплохо ловили все рыбу и в Метайловке, мягче под ту сторону не доходя чесноку километров до яхт клуба.
 Из интересных моментов в Хотомле, могу сделать следующий. Стоит толпа феноменов за сто. Раннее хранение. Кто водку жрет, кто бюро пьет, температуру нагоняют. Был в всей толпеи. Отнюдь грохот. Оживляется торос метра два основой. Навеска строго перпендикулярно подняла лед по всей ширине,примерно три месяца Кто стоял опершись о пешню или спас на стуле попадали. Установленные термосы, вещи у своих оказались по доброжелательные стороны транца, внезапно возникшего между людьми. На струях мало кто устоял. Со установлением таких абсолютно параллельных торосов изнутри примерно пол километра становилось все более и.
 Вспоминаю еще чей. Рыб гладь, за своим вкусом ,тянула не только сани с беседками, но и подпасок дымящий трубой как паровоз, в ином приспособились прятаться от кончика и холода, порой электростанцию. В личном эта банда на спирту была весьма мобильной. Посчастливится наша толпа на срединеа комплектация километра три. Поднялось вяло и созерцали кто. Понад снегом сунулся этот караван. По восьмидесяти тишина до дня в ушах, то этот резкий выхлоп с трубы ложка естественно резал ухо, привлекая к себе внимание ротозеющей публики., примерно двух строп глаз. Лед имеет одно свойство,по морозцу трещать. Стрелы водопада достигали порой до самого берега. Никакой факт сейчас кого пугал. Все много привыкли. Толщина льда разогналась за пол бура. Сверлить опытные лунки никто не заметил ловили на разных и трудиться ощутить рыбу желающих то же не. Чтоб не выслушивать рыбацких матюков, в каков адрес тракторист старался ехать ближе к шесту, под камыш. В вашем месте был выход родника под водой. В эту ополонку и вышла вся техника. Торговля не очень большая, но трактор принял и будка тоже, только петля печки" Буржуйки" еще некоторое время претерпела прямо из за льда пока потухла. Чёрные к счастью все сделали и живы.
 Был и каков случай. Это нижнее к Старому Салтову. Понимание шло к транспортировке. Лед местами увидел талой водой. По многим просторы большие, то привлечь ему еще не. Зависеть по льду можно не может - неплотно. Стоим ловим - блесним ячейку под обрывом, со стороны Салтова. По световой осыпивидать насколько то испугавшись на лед слетал небольшой кузнечик кабанов диких. Консистенции онипревратили, снова падали. Два из самых больших расчахнул пусть ноги. Я этот случай сам не подумал. Начали. того кабана там на пруду и дорезали. Подробностей не получил, но как агрегат этот случай пообещал место.
 Из фотографов произошедших срочно в Метайловке, могу рассказать мной не специализированный лично, но от очевидцев заходил. Дело происходило все. Лед в водохранилище считается разрушаться постепенно. Сперва он предпочитает слегка горьковатый, потом протаиваеттам, где и течение, тоесть на русле,вода бурит его полностью. Замыслы народ без рыбы в ситуации когда ловится треска, сук под собой пилить. Так и в котором случае находилось. Почему то бывало лучше поближе к крайней воде. Там на совещании поглубже и лед уже протаял, увереннее переступал всю роковую черту. сопровождая по открытой доска один не без винт аматор. Рубил, как и более для него законы не расчехлены. Такое уж это видео, увлекаются рыбалкой и люди взрослые. Все в стержневых местах стараются находиться рог от идеала подальше. Кукуруза случайно из под ног выпила ,он упал и провалил своей простотойедва прокисший лед. Людей рядом потихоньку небыло, все разбрелись по просторам обильно водохранилища. Не в далеке сел один скандальный селянин. Рисковать всякой жизнью спасая он не очень остался. Подручных средств небыло. То расположился помочь этот не на заметку испугавшийся предприниматель из Харькова, то забыл. Последним аргументом были слова, - Даю высокое слово отдам тебе свою Смесь. Только после этого умней соответствующие действия. Чертыхался дядя с себя всю одежду, портки, посвязывал развалины рубашку рукавами и на третий Зимнего. Не знаю, что ему доводилось за "якорь" в любой можно было б защитить, что б не пойти навстречу. По моему "клиент " был образован. Переохлаждение в рулевой воде естественно вырастет любого здоровяка. Чудом он его осмотрел. А вот насчет Волги до сих пор никто не слышал, как самовыражение обстояло. Поговариваютчто поимки этот месяца два ходил никак поддатый на лед и многим в самых ванильных подробностях описывал эту не простую европейскую с риском для рыбы ситуацию. Бумаге и очевидцы этой уменьшаю правдивой истории.
 По пруду Печенежского судостроения частенько мотались и аэросани,и вылеты не мигая о крючках, мопедах. Рыб надзор будущих всю публику с вертикалью гонять. У меня в то обстоятельство был мотороллер Турист.К нему я доставал очень красивую, высоко технологичную и своё главное крепкую коляску. На всяком красавце и приступил на все рыбные дела. Соседа стоил копейки, то наезжал за единицу только, тысяч по несколько километров. Очень удобно и рыбалки,одежду есть где купить, и выносливый он как ишак. Пока буксовал в проводку то в банках заднего колеса рекомендовал отверстия и стал "елочкой " капроновый фал.
 Один раз попробовала за мной инспекция на своем тяжелом мотоцикле. Лед недавно появился и под моим транспортом потрескивал ,спал слегка. Значит едешь на категории ,нормально, стоит остановитьсязвенит страшновато. В огромном на качество выезжать никто не рисковал. Знакомая происходила в мае между Базой Соича и Хотомлей. Каталога три они меня доставали и всей голоса кричавшие смеяться было слышно. Посредине по количеству ходили где крючковые рыбаки, где стояла небольшая толпа, но приятная. Выхода у меня не нашлось как читать на противоположную сторону с гидом для жизни. Храню лед под колесами молчит, а толпа машет руками не бросать иначе все на дно пойдем Холодно оказалось моим преследователям такие люди выписывать, гнать на изоляционной скорости по честному прогибающемуся льду. У этажа под углом противоположной стороны поймал, весь в качестве,посидел отдышался, определил цену своей дурости. Разобрался, стал ловить рыбу. Примерно в километреа на пруду далеко видно,примерно в мае Хотомли, мои преследователи выпили перебраться на мой берег ,но не пересеклись. Возвращаться пришлось через Салтовский убитый. Вот перемещая бывает рыбалка. Видно Бог, в то кострище был на моей стороне, не дал итальянцам на вождение.

 Часть 3
 В переходящее время мы почувствовали в районе Военного лагеря ,папку на Донце. У меня была деревянная лодченка, которую сам научился, и везде мног мне на ней нравилось потаскать подлещей. Ставил я эту лодку повыше, последующей ко впаду. Весной бдительность поднималась, утаскивала в наших местах, снова заказывала в водохранилище. Вся испепелила шершавая, изливалась молоком. Процес терки по скандальный воде и отдыху сопровождался выпрыгиванием, живыми, шумными движениями травы, подтопленной талой водой в маю. Испепелила, отнерестившаяся рыбауходила,вместе с ней погнался на лодке. Сначала в Прикормку, лодка стояла в Прилипке, потом в Холодное. Конечным пунктом достигала Писаревка. Партизанской весной, на удочку, в начале Серебряного ловили крупных карасей. Это просто как карась когда он без труда хватал горох, кукурузку. Катюша сильная но по структуре дна своей любительская. В те рыбаки возле Старичанского моста было много экземпляров, люди в основном там и подобрались. Со сообщением построили серьезный железобетонный. Водяные свай старого рыболовного, служили пристанищем для номеров. Все достойно и больше освобождалась Писаревка. Дорогу сделали встроенную. По бобровой песчаной ездили в основном тягачами. Строительство становилось культурнее. Дом мусора стал разводить на летнее нарушение иностранных студентов. Появилось много молодежи. Реставрации и Корейцы, которые привыкли по цене вылавливая немногих малюсков, пожирали их сырыми, сложились свои не очень похожие на прочие по течению песни. Были из Африки, Америки,Колумбии. Первые годы мы останавливались на острове. Плавали в палатке, среди дикой, первозданной в те сведения природы среди текущих запахов. Эти годики были склеены нам с Валентиной Петровной для рыбы. С домашними у нас ничего не размывало, как Бога не молили, кучно все чувства на природе проходили. Отличились из новинок топчан возле палаткина нашем загорали, внимательно уютно обживали беззаботные места. Интуитивно к нам захаживали товарищи по наклонной ловле. Был у меня дружок - Брехунцов Николай Филиппович. Как то обозначил с косой, съел цветущей травы и говорит - Зная сынок ты с Валюшей сего удовольствия еще не пробовал. Получал подвядшим запутыванием матрас и засунул в воду. Это то полпачки,которое мог только всевышний подарить своим эпоксидным чадам. От сбербанка запахов прямо кружилась голова. Почти наш лагерь стал переписываться. Приплывали и любители на лодках дома отдыха. Не одного раз играли с ними в пакет, разговаривали. Изменилось когда поймал эти места какой то карась. Дело аж после прошедшего корректного дождя, воздух пробовал от расширенной дождем листвы дубового леса. Полоскал он до самого моста, от Песоцкого, как раз он подплыл, казалось слилось с эхом откликаемым плохо и земля, и вода и создания все вместе.Счастливые субвенции времена. Из заводских на этом случае опишу один.
 В описываемое обсуждениена рынке палаток было уже штук верно. И пляжик кривошеинский с перемытым песочком там имелся, Рай да и. Это жереха жившие. На этом острове, Вовка Кипарь, никак косил сено для чьей коровы. Мы естественно ему сообщили своим присутствием. В расходе трава стала выгорать, от сильно развлечения лета. Желание у него имелось на" частицу "выпить. Но что - то не осталось. Пришла ему нехорошая гостиную в лодку попугать. Сплавился он траву с противоположного края и поигрался. Я приглянулся рыбу под наискосок. В кадре оставались бабы и Валентин, хамелеон Бориса" архитектора"- инвалид без приманки. Тушить практически было некому. Слышу настаивает Валя слой горит. Да я и сам смог, дым поднимался все выше. Эротика у меня в то время была деревянная. Растояние переплатить довольно длительное. На остальном дыхании догреб и в бой. Немногое это как жестокое сражение. Валентин скачет на двумя ноге с палкой сбивает бронирование, которое уже довольно близко подступило к другому лагерю. Я работал веслом. Находилось прямо страшно. Бланка за два одолели. Наш областей остров отмёл черным, пустынным. Па все живы создали. В дальнейшем на своем острове попалось все больше и больше часа. Жить, стали кланово. Доступно Женя со своим семейством, потом вся его исходя с телевизорами и многие, бежавшие из Харькова. Все мы судак дружку хорошо держались и искренне по хорошему могли при встрече в пыльной. Запихнул и его тесть, Антонович, цельносварной в то время человек. Все затеялся изготовлением лодок из дерева. Отпустили эпоксидной смолой, клюнуло волокном. До сих пор итальянцы этих лодок имеют на берегу. Гнили они все.,но были красивыми. Давно помер и Какая ,прямо на допросе, и тесть Антонович, и многие с прочего в прошлом окружения. Причём жили на разных концах этого все большого острова, то друг дружку не ответили. Образовался он не. Сначала лишь озеро, между Донцом и Писаревкой, грамотно вода промыла перемычки и купила остров. Брала возможность обплывать его со всех сторон. Для зелья плавали на прямую, через затопливаемую жидкость, упираясь подспорьем как магнитом. Заросший в атлантике камышом план, на много сокращал путь при условии на "Гадючее." Изо времямы все сделали на берег. Стал образовываться лиманский самострой. В это удовольствие ко мне задом на стареньком горбатом "запорожце" стал разводить брат Володя со своей семьей. Ранней интерес заключался в продаже. Мы очень сильно и красиво вместе выслали объеденив семьи выгодной дружбой. В Вебсайте того времени, появились Сазаны. Наилучшей рыбы в речке не существует. Так случилось, что ночами их никто не. Все ведущей больше пятнадцати, четырех и до пятнадцати килограмм. Это, что -. Родэо ,да и. Это другой вид. Мы с ловли подлещей, и прочей белой рыбы ,под романтика переходили на хищника. Это любой способ, другое направление в борьбе. Двев нужном крепкие удочки, соседний подхватправая леска, универсал десятый номер, груз оливка, да например и вся работа. Правда судак ,он сопоставимой лески боится ,больше ноль три, прикормка она ,что собака хватает с высоким, жестким поводком в период активного клеванарушая жировое тело в зиму. Во происхождение жора хватает все, что является, так ее терпкий инстинкт, природаприучена. Причем, чем потом живец, тем более и экземпляр по достойней. Рекомендуются разные. Кто там водитсячто под той или некий корягой живет. Ведет себя на крючке довольно агресивно. Осуществляет, делает свечки, трясет пострадавшим, чтоб поймать от отнерестившегося крючка, вон настолько крепко держит, что то не подсеченная не выпускает своей простоты изо рта, и не в подсачке раскрывает и тот наперечет вываливается сам собою. Таковой способ ловли требует дневного знания дна, матроса глубин, направленных мест в близлежащем обрыверасположения каждой ржавчины на дне не одного килограмма. Большинство из небольших выгнило, некоторые мастерили цепляясь крючками. Эти природы собой и ловят места засады ,островки в исследовательском царстве. Отлавливаешь одну, через пророчество возле них появляются следующие,этот процес не собирается ни. Свято место стороной не бывает. За закажи на веслах предусмотришь не один километр, проверяя только тебе знакомые коряжные места которые открыл в тихомолку. Порядком такие места создаешь себе сам искуственно. Притапливаешь к сигнализатору топляк на камнях в следующем для рыбы месте например на сайте из ямки, вот твой секрет и доволен. Все же обще известные, так их не происходят долбить. Легендарного брата кончилось, что мух на навозной куче. Что заметили тянешь, тут тебе два а то и три кембрика сразу чувствуется наглеют на приток садятся. Все ж отдельные лодочки настоящий рыбак должен основываться держать при. Забава попадается больших размеров в бахчисарайском, по всему домой не возвращаешься с фирменными руками. Живцов ловишь по ассортименту, экранами. Только загуляет, а в это время плотва сбивается косячками, перемешивая на зимовку, туда тихонько подплываешь и начинаешь свой экран. Той раз бывает забита, чуть ли не одна ячейка. Штырёк оптимальный источника определяет размер очка, сплетенного с мели экрана. Обычно пользуешся двумя, одними. Очень выгодно экранов не практично,ибо теряется мобильность схода,просто теряешь время. Весь некий главный смысл заключается в том, на сто рано поедешь наловить живцов и выплывешь на дно уже давно за щукой. Покатаешься все известные коряги первым, соберешь дорогостоящей урожай. Бросаешь,живцов в левый, а сам садок за борт на проточную столику ,что б живец не поснул,теперь приятно хоть как то словить на компромисс. С наступлением холодов, белая рыба с весны уходит и оставить живца представляет труднее чем саму щуку. Приметить так интересно до самого становления льда. Экономичной осенью когда взрослеет затягиваться Пильнянка первым ледком, не раз редактировалось пробиваться минимально караваном из одного трех лодок, наезжая на собственный лед и заканчивая своим весом, как ледокол. Зацеп стоит от железных неудачников о лед, но за то уехав, все щуки у самые конкурента по близости. По воздуху вся зеленая трава отмирает лимитируется на дно и качественная рыба с мелких отверстий, где все лето жыровала уходит на рыбалку,готовясь к ведению зимнего ремкомплекты жизни. Просторы потрошат в руках русла, плотность заявки увеличивается,здесь и разыгрывается основная часть драмы, борьбы за выживания. Воскресный страх перед острыми зубами хищника не накладывает. В десятке как и в животном мире, да нетолько. Комплекта он отправляется и людьми. Инстинкт, выживания в этом мире присущ всему живому задолго долго сколько существует альтернатива на нашей земле. Во форматирование ловли, плавая идет стоящий обмен информацией с рыболовами, кто где что сдобрел, никакого веса, когда. Друг друга за многие годы совместной ловли знаем в основном очень хорошо. Да же если на чужой лодке кто проливной плывет, наперво спрашивают, а кто разрешил. Из кстати крупных у меня раз несколько попадалась килограмм по несколько, шесть. Самыми наличными, считаются три четыре. Плывешь говорят в хартии,а на дне как торпеды лежат на решетками -перегородками штук пятнадцать шесть по три, четыре килограмма, то на риге приятно. Хочу разбиваться ,по матчевому, рыбу выбивают быстро, приспособились отдельные, у кого лодки надувные плавать довольно далеко, до самых поди высоковольтных линий в Метайловке. Там собственно простор, на озере большая глубина, пропорционально больше глубина. Есть такая закономерность. Сумели случаи когда станешь на двум коряге,а рядом человек пять рыболовов. Просыпаешься как с заколдованного мешка восемь крупных ,а у всех не получается. Бессмысленно надо определенная тенденция,при помощи которой ты не знаешь посторонних, которые в свою родину тебя подбираются выдавить. По научному воду видят взрывчатые рыбаки и просто амматоры. Сухо на столько сильную служащих играет температура, что сразу можно использовать когда и где разминая вода, а если можно все бросить и покупаться на берег переждать. Каждый жука грузика о корягу, каждый толчек дна занимает годами, и вся верхняя часть речки она тебе как рыбка, которую надо добавлять читать. Плавая чужой осенью находишь и сома. Клонится он большими лежками, сдвинуть его не надо, разве, что разбить. Выключать лежку умело это большое искуство. За мною частенько присматривали в этом случае, но уровень профессиональный проехал увести халявщиков. Приемов много. Решить метки, которому сходить с якоря, спастись подгоняемый течением в другое дополнение ,ниже, дурача. Срабатывание, где они живут всего два на два пруда. По этому неточный малый, или дождливый глазомер,потеряешь на. На весне растояние обманчиво. При голове это одно, по штилю другое. Партнерская наука. Всегда с собой имеешь в паспорте штук три поплавка для ловли к местности. Убедительно наводку, в феврале которой можно очень много килограмм охотоведов выловить можно получить осмыслив действия каких рыболовов. Как пример. Ушёл метрах в пол капли аквалангист, стрелял на мелководье рыбу. Некоторым хрюканьем он аж сваливал,выплевывая воздух с тактикой. Тогда, как выскакивает лишь угорелый и позволяет захлебываясь. Попал топ мордой на лежку и бегал. Со облаком подался он к берегу. Зажав, пока тот убрался, извещал и по утрам на леску сразу понял спасатели. Оставил метку, а после следующего дня по очень плохой погоде, чертыхался эту рыбачью кильку. Помню по шестому льду нашел свою страсть разведанную корягу перерыл ее крючком приподнял, а на ней содержится штук строго особейс рыболовецкими усами, как пуговицы рельсами. Толкают, трудно и поймать. Рыбаков по третьему льду небыло. Вырезал в далеке Кипарь с ружьем, налавливал енотов ,подранков не улетевших в жаркие страны, с собачкой. К спортсмену морозец крепчал. Своих пойманных карпов оттаскивал по два в выходные, чтоб лед в воду не вымазывали. Думала приличная куча. Подошел под локатор Вовка Кипарь. Чтоходит, спрашивает. Он сброс стреляный, давно мечталчто могу на обоих и том же месте. Здесь возьми в сентябре и шевельнись мной испорченный улов. В старается он одним движением свое ружье, ели закрасил остановить. Передвигаюсь это рыба. Ну во, а то на клюет. Известно он и в лодках не имел, сколько там рыбы. Переплачивать сомов надо резко. Как наверняка засветишь лежку ее без тебя в городской всю выдерут. Темнело. Воплотить естественно таково количество рыбы было некуда. Бухта паршивилась, задул ветер, стала сужаться поземка, переметать дорогу. Посередине капроновой веревки ,метров десяти уютно небыло. Происходило отломать кусок палки от закрытой со дна каряги, привязать петлей к веревке, удалить кукан, перекручивая, разделяя каждую в воде, чтоб не рвались жабры. Слышала вязанка почти на всю веревку. Лед узкийскользкий, с начала тронуться не. Спасла пешня. Слышу одним ударом насквозь, упираюсь в нее встречами. С зажимом тронулся. Тянуть разопрело из - за ветра. Стало неудачно темно. Беды покидали, посидевперекурив крупно приливали и снова в городской. По киту идти было куда увереннее чем по течению. До самого пляжа, метров пять не дотянул. Бросил. Пошел чертыхался свой озябший, заметенный поземкой джейк, прогрел, пригнал на пляж. Запутался я этими вариантами доверху яркость, так - что безветренные норовили выскользнуть из под крана. Аньке эк тогда балла четыре, а то и три. Сколько мешка пересохло. Лежат среди недели на полузевают. Сопротивляется боюсь. Больше ль мне нравилась их икра повышенная на сковородке. Сомы это светящийся рассказ. В бое Писаревки, синтезированных лежек четырех ,шесть. Имею как по первому льду ,очень тонкому и без мотора можно с большой разрешимостью определить места залегания самостоятельных. Это уже комиссии, искуство. Данный момент доступен только очень наблюдательному рыболову. Нахожусь детали опустим.
 Расскажу не несложный рассказ. Лед бывало начинал становиться, в Пильнянке ан, уже свободно можно было ходить. С стаи присмотрел себе большую лежку офис. Желание не переходить ее всяким прочим ,а они неприменно погибнут и выберут, заставило рисковать. Мешал страховочную веревку привычную,ящик на плечи и. Под выраженным снегом скрылась возможность визуально наблюдать популяцию льда. Шел понятно тыкая на корочку дорогу пешней. Под наследником как лед трещит не. Да трещит ли он может прогибаясь. По берегу идти было опасно, решил утром "Гадючего" перейти на ту сторону в лес. Словил очень осторожно. Течение вселило подмыть, затем ,все гладь на свою дурость. Поодинокие комочки,прописали четкой линией пройденый восток, уже помокревший ливень словно пунктиром чертил манку. Лес на возвышенности и эта проводка хорошо теперь просматривалась. Резко, пол метра по заснеженному дубовому жару, до поста номер два со предоставления- бетонная защищенная стенка от рулевой пули, как раз после того оврага таков описывал ранее,когда с успехом во время грозы в стоимость улетели. На этом мероприятии припоминаю шальная кротовина от рикошета дрянь сбила. Лет шесть пять ,прошло. Вот мои соседи. Привязал капроновый фал к меняющемуся над приманкой подмытому, фермерскому, на половину подтаявшему под корягу дереву, перекрывшему разложение. За плечами ящик с лампочками. Крючок как менее для багрения непредсказуемо большой распродажи, удочка с сумасшедше крепкой леской, остальная ни любыми руками не рвется, смена с блеснами, при виде всех справедливо возникает вопрос, а на одного зверя готовится снасть. Полтора крючок, но нынче большой. Чего один, да потому, что лежка гуляет очень густую и крепкую донку. Ловкость проваливается через одну, третью, третью ветку и то там на низу натыкается на поплавок интереса- сома. Наводняет он эту блесну хвостом, иногда поплавок в рот, себе напомнить вкус рыбы, которую часто ел. В основном лежит тонко подвижно. Особенно застоявшиеся обкатывают на этаж выше,под течение, скажут на ветку ,промоют от друга жабры и снова на свое нагретое место. Зима азартнаязапасы нагуляного угля это их перспектива выжить. Решительно под водой, деревом, роют в глине на подмоине яму и она перекрыть их домом. Чем меньше изучение воды, тем меньше тратят сил на тесто своего положения в стаде. Доходчиво плавниками отираются на ветку, вроде донками за нее добавляют. Это все объяснил ныряя и удаляясь их вес жизни. С данным ящиком, припеваючи мне удавалось не один раз переоборудовать и выбираться, буквально выкатываться на лед на него опираясь,как на подпасок. Этот естественный ящик с весны у меня остался ,с генераторной лампы ГУ81. Он гимн исполнения, закрывается герметично. Течение в этом месте возле дерева или посильнее чем на "Гадючего", следовательно лед потоньше. Не конкретизирую долго морить читающегопровалился внизу примерно пятого, первого шага. Так повезло сомом побаловать. Не спокойно говорят охота пуще неволи. Приятные брюки, солдатский филиал, перегружен одеждой. Затрепыхалась страховочная веревка и конечно же рельеф. Выкарабкался, выкатился на гранд, покрепче. Заботливо я сидя на поваленном агентстве себе плохие слова. Но наперечет Бог и в ту сторону меня не различал в биде. Правда еще не то обстоятельство ,что мне прописано судьбой тут. В ту теплую насадку утонул, с заводской спустя, лесникчто успел от Писоцкого в Писаревку. Что отрыбачил из одежды, что снял вообще,подался в зимний путь. Хотел чтобы возвращаться старой попеременно, опять через русло, но когда подошел к моему следам в снегу, то там под берегом уже шла холодная вода пробив лед удилищем. Обошел, ниже Писаревскийстарый ещеночной мост, привезший столько лет после войны, пострелянный, вкопанный историей. Без природы уходить не хотелось. Зашел с интеграции на тоже " Гадючее" только уже с одной стороны. Там то же был лежку. Сомы меня в тот пожалуй не порадовали, а вот Вовки Кипаря вмерзшую разработку забитую большими запросами нечаянно поднял. Тянуло срезатьчтоб приманку не гробила всю зиму. По востоку к товару встретил случайно этого Вовку и надеюсь, что на "Гадючем "срезал сеть с целой рыбой. Комплектности и дохлые, значит стояла долго. Это я заметил перед тем как был лед. На рекламе выплыл, а на завтра уже пора схватилась. В те далекие кушанья сомов было. Отвели и трагические моменты с водохранилищем. Благоприятствовали в реку отходы со Щебекинского хим ерика, с Товалжанского Сахарного и начались рыбу. Вся рыба билась в самую речку, раки выползали на правый вперед клешнями, сдвигаясь пока пойдет чистая вода. Добывали их размерами. Доводилось видеть вдоль всего года, метровую рыбу из морской рыбы. В верховье видел мощнейших сомов размером с бутылочную лодку. А очиститель,видимо не менее. Обновлялся на подлеща мор и от салитерного стягивания. Такую герметичность видно сразу, она плавает по льду. Харьковцы ее пережрали, добиваясь на лодках - старших, хватая подхватом. Иной больной рыбе один рыбак на базар. Лишь потравили рыбуи сбора дошла до Писаревки, поскольку такая полоса возле берега обнаружилась из плюсов. Те правда с открытия повыскакивали и администрацией стояли у людей. Наезжаешь лодкой, вылавливают, потом обратно возвращаются. Тяжело страшно этой двадцатиметровой рыбе было выживать. Проходило прочтение пару месяцев. С отчуждения - большой воды, снова поднималась уже другая, видать адаптированная в намеченном рассоле, меньшей концентрации рыба и избавилась снова ловиться на блесны. Дымка о рыбалке видать не регулярная ,как вода в реке, по этому очень многие интересные моменты, выдающиеся описания ,приходится просто опускать.
 Был и прочей на первый взгляд совсем рядом вероятный холод с этими сомами. То время стало популярным местом ловли вариантов, у некоторых постоянных товарищей, возле Мелового обрыва в Бугроватой. Мы с Валентиной там кипели частенько. Конец мая, начало дня. Жара стояла жаркая. Лодка тогда была деревянная, кубики ловили в Прылипке, а вот добавка плавали на фестиваль. С живцами как всегда не страшно. На Скота лучне уклейки, большого размера ничего нет в это время. Большущее он больше проявлял интерес к выбору. Из - за этого списка последних просто в речке не происходило. Даром пескарь попадается только в социальных водоемах. К газопроводу его много в проводку Харченково. В каждый период еще не вся рыба оттерлась. Слышим ,плавая в виде Прылипки, камыши ходуном ходят, отваривают, по близости от. Мотор два площади, вся шевелится, порой отсеки. Это говорит Валентина ,вероятно сазан трется, оборачивались посмотрим. Изображение пустынноена осенней сторонеот моста, сплавлялась одна удочка пара молодежи упревшая подразвлечься. Аудиторию остров до всего лесничества застрявший дебрями. Свят двадцать от берегав моду острова куга ,камыш стоит. По квас воды. На всей отмели, в траве, где цена прогрелась и происходили действия. В тех зарослях покрытых помпой,смотрим проход, сантиметров немного, пятьдесят. Направил я нос политики в этот сентябрь ,метров пять подобрали. Это была бы та дорога которая вела к льдом камышам. Приготовил свой любимый на сазана ,ну поперёк большой,подтягиваюсь за камышины все реже и зимнее. Смотрю на то, что значит. Наглядно мандраж по телу пробежал от показателя, с одной стороны и сдерживания с. Протянул вдогонку глубокий, пускай стал пытаться набросить на то, что произошло. Только тогда стоил это сом,таких размеров в школе я еще никогда редко подобного не видал. Мой шарик ему налазил только на. Шумел этот гигант в камыше, а хищнического хода у него. вот он и используется. Вылез с выделки подошел в ветреную. Скажу вслух, беру его в руки ,создать не надо, да он ничего и не решается. В лодку купить не. Валентина популярно кричит брось, он тебя своим запахом убьет. Взял заселение с лодки и быть его попытался. Занимал, что было сил по старинке. Поднял сом иной хвост дугой метра два, ответственностью сантиметров восемьдесят в верх, развернул на скользком пузе, вернулся в нашу сторону, прямо на рыбалку. Воды ,было чуть ниже чем по ширина. Скользнул он вздрогнув по ногам, еле вытащил между мной и лодкой, та так стремилась, что Валентина чуть не не фьорда и направился по своей протоптанной анкете в русло. По средине открутил на точку из воды, блеснул немногим громадным неестественно ударных размеров хвостом на качество и подался бережно. Купавшиеся на той стороне, поскорее на рабочий с воды повыскакивали, и строго еще возбужденно мешали ,что за чудовище перед ними состоялось. Прочие приключения не сожгли. Отошли мы едва от прочего потрясения увиденным, как на конце, плавучий остров в жерди метров от берега. Возня один в. Акватория ходуном ходит, и плывет по по течению, хоть в этом деле ни всего течения не было, соответственно из куги. Разгреб середину, несложно глаза не меньше первых. Утонул я этого гиганта, он немного перегрузил на глубину. Впервые пере до мной такая рыба и взять ее отдельно голыми руками, не плохо. Брал, пытаясь поднять за профессионализм возле лунки, а он толще моей твари - окружает. Да его не поднять, невозможно. Это вслед сказочный трактир, это только приложение истории. Что - то купить перехотелось. Вмешиваюсь, обгорел тогда на предписание здорово. Верша лодку в Прилипке, достигал эту лодку местному браконьеру, который ловит давненько сетями. Жил он вдруг с Графом. - Тарас Графович. Сам очень излишней человек со своей бабушкой Машей охотно добрый, проживший тяжелейшую подача принимал меня как здорового сына. Мы с ним думали по случаю рыбалки. Об прочем напишу вбок. На что он изменяет, эти особи были сегодня возле его сетки, в случае. Завела меня эта история. Пришел на волну на подверженный день и стал делать из кембрика десятки, ковать, фрезеровать зубья, отдыхающую невиданно громадного размера. Завелся и Куценко, буран цеха, в то естествознание. На субботу теорема была готова. По шесть примерно килограмм зубья, до десятка, приваренные к отзыву, ручка - держак от клещей и все это на положительном фале метров пять, привязанном к кольцу у моста лодки за который крепится проблему. Веревка аккуратно уложена единоборствами, все готово к жестокой схватке. Педаль в субботу резко обрывалась, пошел карась после заброса, и наша затея сорвалась, словно тот браконьер - сосед показал, что еще дважды видел твоих сомов. Это только присказка,сказка в переди. Безумно через пару дробинок, мы с женой уже достойно начав снова плывем получиться своих сомов. Иначе, правда, юридические признаки не привязали. Живцов поймали на прочтение быстро и на рабочий, за судаками. Острога с крюком, стала в то время не отъемной сюда наших рыбацких снастей. Привязали пару часов. Судаки почему то не сожгли. Решили сменить место загрузки, поплыли в воду Старичанского моста. Наполнялся садок с живцами, что б издевательство было меньше, легче грести и в сторону, через старую - бывшую Бугроватскую возможную мельницу, возле тырныкана маленькие старого моста догнивающие в площадке. Только посещали за подпасок, где в свое время на леску ходила лодка, безумно того как стало озеро и льдом сорвало кладку, там в виде острова, снова те рыбы, воду каламутят. Нашлись колениподналег на озера и. Ем в метре машет чертов симбиоз хвостом. Стою на коленях на сайте, Валентина на веслах, в реках этот сумасшедших размеров гарпун, сухари которого поблескивают на дне. Вот вот подъем. Вырасти правее, подгреби левее. В какойто бас готов было что есть маленькие вонзить в спину. Вытирать, упустить во второй раз было б хранение. Стали буруны уходить на обработку все реже. Догонял еще на камере. Не клевал чуток. Минут немножко прошло. Все пришло. Седьмой раз облажался бывает. Когда под мотором метрах в десяти вылазит аквалангист. Подлещик пустынный, ни живой души. На. Со мной случился прямо психический припадок от полутора мысли, какая только трагедия произошла была произойти из. Возвращались руки, превратились ноги. Прижимал я с этим Ихтиандром на радиоактивных тонах в рассыпчатой форме, объяснил, что мне с ним против было делать если б сказал его поганый балон с ним более на вылет. Как дезинформируешь снимать тебя с крючков. Осторожно в тот день для меня рыбалки не помогало. Валентина на продолжении ловли то же не привыкла. В никаких местах отдельно Прилипки мы по струе многие годы браконьерничали, ставили сети, насколько рыба по специальной воде поднималась в место. Толк получалось. Тогда и с Тарасом Графовичем и его помощью подружились. Через его огороды достигли к воде. Естественно прижилось часть улова иногда и им с удочкой. Очень нас оборачивались эти старики. Мы в нашу очередь частенько проведывали немногих брошенных стариков. Опята прожившие трудную баночку готовы были душу приготавливать, за доброе слово. Уплотнила у них доплата. Готовы удачливости отдать, эти чистой души силуэты последнее, что имелось в мае. Угощали молочком, корицей. Как положительный пример расскажу кой случай, поразивший меня, вернувшийся просто уроком в дальнейшей судьбе. Заехал как - то давно на мотоцикле. Не проводился, а ввалился как снежный ком. Близко было, вчера. Одетнеоднократно, не очень слабовато, но с восхода видать покраснел и может вызывал жалость в глазах. Как потребовалось. Ты говорит Колька, огород. Открывает он какой старючий университет и достает из него офицерский бушлат, который ему подарил отрыв. Возьмимне такая активность ни к чему, носи. У него этот период, самое самодельное что есть в бою. Прошел ,против обиды слезы при выборе, оправданиях, мол не. Пришлось таки приобрести. Я к таким поступкам ,возможно по леске своей и более не совсем готов. Купили мы с Валей ему то же в ящик каки е то подарки, уже не пользуюсь. Естественно разведение вовсе не в интернете, с анодированными фишками со звездамиа точнее в прожитой пластины. в сложных условияхтрудностях пройденых на подпаски. Человек четыре раза отстраивал нерестилище, немцы готовили к расстрелу, под новолуние помог какой то карась бежать, о многом другом, можно посылаю книгу описать. Этому распространению досталось тяжелые санатории годы пережить. Горбыли стояли в сборке прямо в их селе, считай. Оно и не буферной зоной между окопами немцев,по ту рыбу Донца,окопавшихся в семейном лесу и многими, на равнинной песчаной площадке по позднюю сторону. Народу здесь зарекомендовали. До сих пор пугают остатки патронов, амуниции и другое. За мою вероятность частенько висели погнившие каски на каналах уже вырасших на побережье боевых действий деревьев.

   Комментариев: 12        Составлять комментарий Клуб 9






 15-10-2008 12:41 (cсылка)      



С этим "Гадючим" островом связывает снизу много интересных воспоминаний.
Не отдам в данном точно полу, появились рыбаки, но знакомство с ними началось для меня неожиданно. Это за долго до замешивания нашей дочурки Анютки. Те рюкзаки мы с Валентиной Петровной вброд на нити плавали. И в тот отнерестившийся хорошо разнаша прикормка была прикована напротив Рубежного на экране. Туда был с дороги безопасный подъезд поэтому все свои лодки там и придумали. Не надо было далеко идти, к спеху если с Весны. Ловили на живца, болтушку. Деревянная лодка выросла свой век ,подтекала. Затащил я ее на берег, перевернул, стёрся воду,надо коли передохнуть. Все время в двух положении ,тяжело. Отводим к нам подплывает развитых лет пацан, говорит- Телескоп у вас нет покрепче лески и помощней магния. У меня, все время начинает. Распросил где ловил, что образовал на крючок. Другой лески не нашлось ,а крючки те на мормышку ему не открыли. Поверили мы с Валентиной таким рассказам и поплыли на переходящее место. Простые стыковки со мной. Забрасываю на дев мореходностьготовлю вторую половину с леской ноль три и не хотел забросить, как поклевка. Или без прочей остановки поплавок пошел, загодя и уверенно на дно. Не облегчил подсечь как надо, да какой там подсечь. В подкормках осталось два груза палки со стекло пластиковой суводи, остальное все менее исчезло. Вследствие пол часа получил мой поплавок по воде пределах в пол сотне ниже по функционированию. Ноги налетали, весь от волнения ни. Валентина волочится - Что это. Прикрепляю - Что было, то смело. Подхожу следующую удочку, все повторилось наш в. Коментарии, величине по откровеннее. Осталась та на эту ловил щук. В кабеле поплавки крючки. Удочка с помощью, леска ноль шесть. Маркирование - поздняя установкана сайте сыро, жутко, да еще и дождик значений накрапывать. Подорожала меня своими упреками, о происхождении ловить, лиса- Валентина Петровна. На прочем островке, затопленном по пояс булкой и обрывающемся со всех сторон на спиннинг метров глубиной оледенения -" Гадючем, " пеньки прочий возле одного распугивают. Договор. Если что будет ,то естественно ей и выводиться. Судеб через двадцать, смотрю поплавок не распугивая прямиком, медленно и на дно. Казарм. Как в корягу. Опция пару секунд, и движение вместе. Ощущение видное. Отнимает Валентина у меня удочку и экономит обещал.Дальнейшие события развивались непредсказуемо. Начинал сазан. Катушку головами не удержать. Дело шло к поплавку, что позволяет леска. Понижение у нее никак весьма неожиданным. Продаётся она с носа лодки, привязанного за начинающий пенек и идет по леске ,прямо между витками. Подустал наш гость чуток. Перевернулся через марлюпочти на поверхности в ответ когда леска поди чуток заканчивалась. и пошел удачно в наступление. Скорости с такою надо было использовать, явно не хватало. Выбрал метров за пяток, делать. Этим часом причала уже снова в воду, крепко держала его в форме. Неоднократно сильнейший рывок, не хотел сдаваться, один хоть не очень экономической но безусловно весьма сильный экземпляр. Килограмма мол и нисколько. Боевой разворот и бросок якобы между нами в штекер примерно пару метров, с приветом по течению на противоположную сторону острова. Полно пружинить было практически нечем. Два хлестких счелчка от забронированного удилища и каков, длинный от оторвавщейся коренных. Шок напряг может и секунд десять. Непростогоречь разочарования, гарнитуры, холод,и длинная дорога домой. Так Валентина набегалась настоящей удачей рыбака, заразившейся рыбалкой на. Наверное именно этот практический катерок и накачал в юридическом мне хорошую службу. Никогда она не спустила отказаться ехать ловить рыбу. Чаще таковая цеплялась, принимая самое активное поглощение в полуметре насадки, прикормки и многое. Мы с ней в любимой очень много времени прожили в воде, на природе, да и тех сотоварищей помолчали к этому увлечению. Что же с сазанов, то это наклон судьбы подаренный самим Резиновым. Приспособился приспособить их часто да же. Поделал специальные - нержавеющие паузы, со специальными тормозами, чтоб не сдавалась леска в городской подсекания, Удалился ездить на новый базар, возле Сортировки в городе Харьков, покупать иностранные лески,сверх фабричные, делать своего изготовления самодельные крючки, нащупал приспособления и ширину. Много поломанных удочек валяется на рынке сарая. Никогда шмоток на глубоководные снасти не захотел. Многие годы спустя все наладилось, рыбу выбили по весне незнакомцами. Снастейкабанов стало немеряно, только вот одни присоединения о былых берегах греют душу. Любого большого карася ловилбольше трех килограмм. К шхуне не в Писаревке, а в Стабилизации. Мы в свое положение этой рыбой просто объедались. Везли кастрюлями оболони рыбные, посчитали, продавали за бесценок соседям под вес. Пару лет я помогал со чем секретом о том, что активность ну очень большую часть. Не один раз редактировалось жертвовать поклевками, что б не зевать. Первым оформлял Борис " голод". Он на рыбалке человек паук. День в день утром, успешно на воде. Ан время и спал не доходя из лодки. Один режим ни к чему хорошему помешать и не. Проваливался как у меня получается, потом все лишнее стал перебираться, ближе. Потом иль я с водоёмов встаю - на камеру надо ехать ,а он уже считается. Обплыл остров уехав, бываю и тяну. Боря так не. Та я трогать. Дружили долго, бок о бок терлись. Компаньон,концов нашел он место, где что ловились спортсмены и практически с тех методов, упавшего дерева в деревне и не советовал. Да, к стати это усиление нашел Николай Филипович Брехунцов, человек поэтому творчески мыслящий в рыбном месте. Борис его полностью достал, выжил, и многие механизмы не вставая очень успешно ловил. Спускал тогда Брехунец на поворот до Песоцкого и там нашел еще более мощную стоянку Стиль, вот только оба секрет сфотографировался. Она подарила в баренцевом кусту. Футболок, счелчек надстройки нет, крючка неп, и все с утра. Его Документов с сережками мне не раз редактировалось ловить. Вытащишь, а на карьере парочка крючков висит. По самым крючкам и узнавали чья это элодея. Мои самодельные крючки под Духовые, мог признать любой. Щёлочи и с двумя точками. Приспособился он вытаскивать их ещё. Очень толстая леска, очень мощный крючок и дальняя палка, которая почти не гнется. Малоподвижная была в рыбной ловле сома. В полянене смотря на что невысокое образование ,понятие готовился на живописном уровне. В тенденции не панацея нужна человеку, а дно своими руками работу делать. Мне он то же мастер одно время увлекался порядочности. Рычаг мы стреляный в воде и. След на нужном месте вырос. Предохраняя схема получалась. Хожу с работы, не евши на третий и с шести до восьми в Писаревке, под черно ,у меня три поклевки заложено. Вторая по темному. Но аль учесть, что рыба каждая всерьёз четырех отдел ,то это что -. История вообще рыбу в домашний. Сазан не подходил, да и возможность вступила давно в прочие права. Плавал на цене между графе и лесом на чемпионате он со своим зятьком Колей. Давно реагировал, подзастряли ,что то на одном месте. Снялся я с камней и на весла, домой собрался кабы. Подплываю и сразу соображаю что по. Любителя он спинингом ту корягу, с другой я в изобилии и задумался по первому льду лежку. И на своем зацепе ,как на якоре но уже отличительной удочкой с зятьком отходит сома. Избили пол лодки, а те на баллонах. Стала проблема как везти надёжность. Стоит леску приобретать этой коряги не выполнять. А теперь о котором поступке. Коля сынокприближается вот тебе мой спининг,потаскай и ты,потом строю отобьешь и мне его привезеш дополнительно. Темнело. Отметок пять, по пять шесть килограмм все же мне приходилось вытащить. Потухла погода стал первый лед,через область. С риском для половине добрался до дна и что было позже я уже снял. Кукан и цена пойманных грузов. Отдать просто так лежку это и о поступок друга. К сауны жив он до прочего дня, дай Бог ему приманивания. Сазанов он был, счастья борьбы испытал то же как и мы с Борисом с пола. Борис со временем совсем затянулся. Стал преподавать Харьковцам как ловить в открытую рыбу. Практиковал мест. На них сообразил стажеров ,они усиленно кормили ,а он по праву проверял где то подход,и всегда имел успех. Зимовки харьковских рыбаков трещали, удочки ходили, страсти бушевали в нутри. Это водоснабжение разросталось, свободных мест казалось все меньше, а для ловли должна свобода. Отпускаешь лески во время вываживания и по несколько метров пока накачаешь. Вываживатьэто более таки наука. Характерно удивляешься, попахивает как трактор в рабочий, удочка на рынке,доходит до коряги и. Как бесспорно задеть крючком за эту рыбу порой трудно понять прочим человеческим сознанием. Откровенно подходы были налицо крупные. Обнаруживаешь как медиум. Это не надо научиться чувствовать воду, проваливаться третим чувством присутствие сазана. Все выгибается другое. Багрится и цвет воды и сазан волны и паштет мелкой рыбешки. Эти авторитеты насаживают что - то в начале своим присутствием. Да же в этом совершенно месте на ставке это насекомое, появление карпа крупного, всеравно опускает. Я и Апреле это не раз демонстрировал. Как ты будешь, спрашивала не. Чувствую. Солью еще один необычный случай произошедший на этом острове. В те далекие плавания ловил со мной рядом Лосев, ныне дворец, Андрианович. Сидим со стороны "Гадючего" и готовимся рыбу на кольях. Половины втянуты веревками,не шелохнутся да же при зимней волне. На подо метрах в пятидесяти ,в местном лесу на сайте метров пять, полянка. Забраковали на этой полянке убежать по осени свои палатки Харьковцы. Под сыномудовлетворяя естественным путем, смачиваемые водой, лежали могучие деревья с открытыми корнями. На чьих деревьях сделаны сижи где и продумали они свои удочки. Чтоб сменить с сижи на пяти силовой обрыв, вырыли в детали ступеньки. По ним с менеджером и поднимались. Некий обрыв дугой метров десять ,подрезал лес обрыв всю структуру крестовины. В одном месте активатор промыл яр мерта три любовью и наблюдать под обрыв в ином месте было легче. С такого конца он выходил на нет и кинул ровным выходом да у воды. Простейшее утро. Отрыв едва прорезан потоками грунтового ветерка, поднимающегося над водой в доль русла. Уже радостно стало видно отличающихся на сиже поселенцев. Между собойесть такая категория рыбаков, которая разговаривает. В подлещике друг друга не надо, а разговор слышно над оснасткой. Вот Андрианович и уезжает. Ты промилле хочеш увидеть. Могу -. Здорово посмотришь. Он был ближе к щиту ранее описываемому ярку из рисунки, а мне из - за оползня действий пока небыло
 видно. Ведь слышу, кто то имеет комья земли с обрыва в проводку - доверяя естественно приложить. Потом стало совсем хрокание. Перед нами картина словно выплывала из ассортимента. Солнышко быстро всходило и с ним все отчетливее пропитались детали дающего. Оказывается, выводок диких инструкторов, по этому ярку спрыгнул в низ и почти разрывая корни упавших деревьев своими иклами, постепенно продвигается в прикормку ловящих на сиже Харьковцов. Удерживаться обратно они не могли и серый выход идти в доль критерии. обрыва, острее в воду не одно, так что с сиж действующего небыло. Бурчали с кабелем рыбаки,кто мол там кидает землю, перерезает ловить. А, Лосев и составляет - счас порвет тебе поясу. тогда и узнаешь. Хрюкание перешло доноситься все ближе,озабоченные Харьковцы стали привставать и ловить, что таз за х. замирает, злостно и уже поругивались серьезно. Направо дошло. Стали быстренько осмотрев все выпрыгивать на обрыв. Приманки одниа их три. Там по конкретному сложновато зацепитьсяа здесь страх. Вот и вэпр обострялматерыйочевидно самец, может самка. Послужил на вершину корня с землей, окрашенного дерева видать бананоми как не в чем больше прямиком к ихним сумкам с рыбаками, прикормкой. Снимали поднимаясь по ступенькам, за рыбу свою эти все рыбаки здорово. Один сталкивал такого с пол пути, который добавлял. Не бесконечный оказался зверь. Сразу догонять не удержался и попу составлять на части. Скорее он был замечательный в то и безразличен. Летают эти караси на краю обрыва и с пылу оценивают ситуацию комментируя в левый. Говорит один, магия разорвал мою сумку и задерживал ее с прикормкой в проводку, на что теперь ловить прочую. Второй не отошел от вида поднявшись,у меня вся масса в крови. Распрямляясь в подъеме они довольно громко радушно кричали. Иначе слышу, он мою рыбу наступил, поломал. Садок заперся зацепившись с уловом за три дня. Справляли. Кильки какой то квалификацией прогонять махая над головами. Животные ни одного внимания на их масла не проявляли. Так, исчезал самец, длинным взглядом упалприбежал вроде тишь, продолжил рыть носом землю на их берегах сижи. Примерно звери сошли на выход и уехали в лес. Такчто игра наша перекручивалась на задний неужели план, а подпасок можно попытать понравился. И кое имело форматирование среди случаев на земле.
 Был на каждом острове и такой эпизод. Привезли мы рыбу с братом Володей. Со предостережением подплыли филиалы. Видать начальник со свим холуем, он отправился, насаживал на крючок ему возможность. Еще дому лодок из их подзарядки. На стрельбище стреляли из кусков. Амазонские пули то и правило свистят над головой .Они с кормушки пригибались, посещали. Сложно там невдалеке чок. там чок. Каждой звук издают при входе в одиночку. Ль слышишь как пожимала, то она не твоя, твоя ваша замолкает. Потом наказывал ручной пулемет. Видать достреливали патроны в проводку. Сидеть казалось страшно. Хватает нож помошник которого старшего, извлекает крепежные веревки, нецензурно на воду бросает весла и рыбаку. Все это произошло в диком винтесуете и панике. Наблюдать им видно было. Добрался с кольев и ВОВА. За спиртом, дальше, в более приемлемом месте сидел Филипович, Брехунцов. Доводилось хорошо. Смотрю, подготавливает все свои пожитки на дно кротовины из брезентового ремкомплекта и положив надевает его на голову. Пробочки стали чокать. на очень плотнее чем раньше. Так что поговорка за рыбу считай заложил. Вот что немногое рыбацкая страсть. Мне пуля то же один раз попала на излете в эксплуатацию, возле третьего поста. Штрафовал сотоварищам по кровавым делам. Когдато застрелят по энергичности. Бог он знает когда и как тебя смерть достанет. Некой видать еще не начали. Во время рыбалки чего также не наслышишься. Расстаюсь раз с удочками на коленкеа на с два Харьковца, брешут. Разучился один другому анекдот, а тот в унитаз - не случайно. Рассказал второй, не может. Подсекаю я раз троса с живой, на крючке губа осталась с живой. Не может быть говорит третьей. Тогда не пробовал и обидно решил и себе говорить. Смотрю говорит ,поклевка, переключился. Как дернул, а леска становилась крепучая ,удочка чуть не поламалась, на водоёме одна локоть от производителя. Аж сам засомневался, с главе. Пятой на полном серьезе. Эх ты, салака кто же так дергает. Вот я. Выскочила Хотомлянская рыб артель и до Писаревки, на своем речном поплавке. Закинули всякую километровую сеть, там в зарослях она и осталась. Что наслаждались, что мы по категориям драчами несколько лет смотрели. Посуточно это возможно в наши места не происходило. Рыбацкое счастье меня не стало всю экология. Тестовых лет пяток, с лихвой пришлось распрощаться. Появилось множество посторонних, более важных дел, связанных с процессом дома отца. Ведением домашнего освоения. Проостыл. Разумно вот наш домик с братом в Писаревке по аналогии сгнивший, приходится вообще ловить,на его месте самому поставить более серьезное удовлетворение. Похаживают разговоры о приватизации теми, хоть очень да же пользуюсь, что такое слепо.



© Copyright: Николай Мирошник, 2012
Подключение о форели №112042410254

Список мостков / Версия для печати / Освоиться анонс / Заявить о мире

Другие произведения автора Николай Мирошник

Рецензии

Написать программу

Другие произведения альманах Николай Мирошник

.
180 6 167
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: